Главная » Политика » Кремль повышает ставки: зачем Путину «референдумы» и мобилизация

Кремль повышает ставки: зачем Путину «референдумы» и мобилизация

Кремль решил в очередной раз повысить ставки – на этот раз спешно организовав псевдореферендумы об аннексии украинский территорий и частичную мобилизацию. Чем был вызван такой шаг Путина и к каким последствиям он приведет – подробнее в материале РБК-Украина.

Обращение Владимира Путина по теме «референдумов» и мобилизации в Украине ждали с интересом, но без малейшего страха или паники. По сути, как уже подчеркнуло украинское руководство, для ВСУ, власти и общества в целом ничего не поменялось: по-прежнему стоит задача освобождения украинских территорий, в обозримой перспективе – исключительно военным путем.

Западные союзники Украины также отреагировали подчеркнуто спокойно: о какой-то эвакуации посольств, как семь месяцев назад, речь не идет в принципе. Действия РФ получили крайне жесткую оценку даже от условно «умеренных» западных лидеров, вроде Эммануэля Макрона.

А вот для самой России мобилизация, пусть и частичная – это признание того, что агрессия против Украины уж точно идет не по плану, требуется повышение ставок, а никакого «политико-дипломатического урегулирования» не проглядывается в принципе.

Крымский сценарий

История с фейковыми «референдумами» о присоединении к РФ была озвучена еще в первые дни полномасштабной агрессии, когда российские войска на ряде направлений смогли на десятки километров прорваться вглубь украинской территории.

Дату постоянно переносили – российское наступление застопорилось, полностью взять под контроль не удалось ни одну украинскую область, а местное население на новозахваченных территориях в массе своей ненавидело оккупантов.

После сентябрьского разгрома в Харьковской области казалось, что тема с «референдумами» надолго снята с повестки дня, такие сообщения появлялись в называющих себя «независимыми» российских медиа. Но на днях все резко изменилось – оккупационные администрации на Донбассе, Запорожье и в Херсонской области объявили о проведении «референдумов» в предельно сжатые сроки.

Фундаментальная причина очевидна – несмотря на тотальную официозную пропаганду, «обычные россияне» на восьмом месяце масштабной войны явно осознали, что «спецоперация» идет не по плану. Кремль столкнулся с невиданным за многие годы валом внутренней критики со стороны российских ультрапатриотов. Публике надо было предъявить хоть какую-то победу в виде аннексии новых украинских территорий. Несомненно, прокремлевские медиа обставят «присоединение» части украинского юго-востока к РФ с максимальной помпой, пытаясь искусственно повторить ажиотаж 2014 года.

С другой стороны, возможности расширять захваченные территории у российской армии де-факто уже нет. И в Москве решили зафиксировать хотя бы то, что есть, пока Украина не провела новые контрнаступления (хотя, естественно, никакие «референдумы» на практике не остановят освободительные операции ВСУ).

Будучи припертой к стенке, Россия отбрасывает последнии приличия и идет на прямой захват украинских территорий военным путем, что прямо противоречит заявлениям Путина в его речи 24 февраля. А сами «референдумы» будут иметь еще меньше отношения к каким-то демократическим процедурам, чем аналогичные мероприятия 2014 года в Крыму и на Донбассе. Россия сейчас уже даже не пытается придать своим действиям хоть какую-то внешнюю легитимность.

Бесполезная мобилизация

Еще с весны Москва пыталась продвигать два взаимно исключающих нарратива. С одной стороны, проводилась «спецоперация» – то есть по определению сражаться с противником должен был некий ограниченный контингент профессиональных военных, и это не должно было затрагивать рядовых граждан РФ, болеющих за своих лишь перед телевизором.

С другой стороны, по мере провалов российской армии пропаганда раскручивала темы «долга перед родиной», «всенародной войны», проводила параллели с «великой отечественной».

На практике российское командование более чем полгода делало упор на скрытую мобилизацию и вербовку контрактников, чтобы восполнять боевые потери. Как объяснили РБК-Украина в ГУР Минобороны, «живую силу» противник привлекал несколькими путями. Через программу БАРС (боевой армейский резерв страны), добровольческие батальоны и частную военную компанию «Лига» («Вагнер»).

Чтобы выслужиться перед Путиным, организатор «вагнеровцев» Евгений Пригожин лично проводит объезд российских тюрем, где вербует заключенных отправиться на войну в рядах его ЧВК. В обмен предлагают помилование, в том числе за преступления, связанные с наркотиками и сексуальными преступлениями.

Пригожин рассчитывает собрать не менее 10 тысяч человек за счет того, что в исправительных учреждениях России находится 450 тысяч зеков, говорит экс-руководитель пресс-службы Генштаба, полковник Владислав Селезнев.

Вся эта разношерстная публика могла обеспечить противнику количество, но не качество личного состава. Собранные «добровольцы» не проходили нужной военной подготовки и вряд ли были мотивированы к бою. Контрактную службу предпочитали в основном мужчины из бедных регионов, их основной стимул – желание подзаработать. Но главная проблема такой скрытой мобилизации и вербовки – нехватка офицерского состава, отметил представитель ГУР Вадим Скибицкий.

«Нам известно, что будут досрочные выпуски офицеров, и мы не исключаем, что это будет в декабре. Во-вторых, мы видим тенденцию, что при формировании новых батальонов активно начали использовать преподавательский состав военных училищ. Преподавателей привлекают на офицерские должности в резервных батальонах», – рассказал РБК-Украина один из руководитель военной разведки.

После разгрома агрессора в Харьковской области глава Чечни Рамзан Кадыров призвал россиян к «самомобилизации». Его предложение состояло в том, чтобы руководство каждого из 85 регионов подготовило и укомплектовало хотя бы одну тысячу добровольцев.

«Но эта опция так себе работает, поскольку в начале лета они уже пытались такое реализовать, привлекая не менее 34 тысяч человек. В результате получился 3-й армейский корпус. Думаю, что такое же будет и с этой инициативой – 85 тысяч они не наберут, потому что чем дальше – тем меньше желающих воевать и умирать непонятно за что», – сказал Селезнев.

Третий армейский корпус противник собирал около трех месяцев, начиная с мая. Из-за нехватки резервов российский генштаб хотел создать четыре таких корпуса – по одному на каждый военный округ. Но после переоценки своих возможностей, они решили сформировать по крайней мере один, объяснил координатор группы «Информационное сопротивление», полковник Константин Машовец.

«В итоге он все равно недоукомплектован. В нем по штату должно быть 15,5 тысячи человек, а в реальности он насчитывает примерно 10-12 тысяч», – объяснил эксперт.

Доукомплектовать ослабленные и деморализованные подразделения агрессору в последнее время становилось все сложнее, даже несмотря на финансовые вознаграждения. Новости об огромных потерях, плохом обеспечении и перебоях с военными выплатами подрывали любой энтузиазм.

Логичным итогом этого стало то, что мобилизацию таки пришлось объявлять, пусть пока и частичную. Призывать на военную службу будут тех россиян, которые имеют военно-учетные специальности и опыт, находятся в запасе и проходил службу в рядах вооруженных сил РФ. По словам министра обороны РФ Сергея Шойгу, во время частичной мобилизации соберут 300 тысяч резервистов. Для сравнения: сейчас против Украины воюет около 150 тысяч человек.

По словам Скибицкого, все это нужно Москве, чтобы обеспечить развертывание дополнительных соединений и частей, для создания необходимых резервов и ведения войны на истощение Украины.

«Если агрессор присоединит эти территории к России, они уже будут говорить, что Украина ведет наступление на территории Российской Федерации. И это уже будет совсем другая подача ситуации именно для внутреннего использования. Тогда они смогут спокойно говорить, что Украина нападает на российские территории и поэтому их необходимо защищать, в том числе путем мобилизации», – отметил в разговоре с изданием Скибицкий.

Чтобы призвать, обеспечить и подготовить личный состав после оглашения частичной мобилизации россиянам потребуется по меньшей мере 3-4 месяца, говорит Селезнев. Но главный вопрос в том, как сам факт мобилизации будет воспринят внутри России. Ведь теперь придется идти на войну без прежних финансовых выплат, что может привести к росту напряжения,особенно, в социально неблагополучных регионах.

Из-за санкций и истощения собственных запасов Россия уже вынуждена искать вооружение и технику по азиатским странам. Так что есть большой вопрос насчет того, как и чем в Москве хотят экипировать новобранцев. По сути, все проблемы, с которыми сталкивалась скрытая мобилизация, в большем масштабе проявятся во время мобилизации официальной.

Ядерный блеф

В повышении ставок Путин прибег к последнему козырю – ядерному оружию, подчеркнув, что «это не блеф». Сама специфика ядерного оружия предполагает, что угроза его применить – намного весомее самого применения. Но только если эту угрозу правильно коммуницировать, обычно – грозными намеками, а не прямым текстом. Публично спекулирующий на тему «блефа» Путин выглядит довольно жалко.

В Украине это, похоже, все понимают. Какой будет реакция Запада – другой вопрос. Западное общество, вероятно, под влиянием фильмов, сериалов и компьютерных игр испытывает перед темой ядерной угрозы настоящий трепет. Это хорошо видно по тому, какой ажиотаж там вызывали любые новости, связанные с событиями на Чернобыльской и Запорожской АЭС в этом году.

Очевидно, такой грубый ядерный шантаж со стороны Москвы как раз и рассчитан на широкую западную публику, которая потом должна будет давить на свои власти и принуждать их к компромиссам с РФ.

Впрочем, пока никаких признаков возможных уступок Кремлю нет. Скорее наоборот, начиная с вечера 20 сентября, когда тема «референдумов», мобилизации и ядерных угроз начала активно раскручиваться в мировых медиа, последовал ряд довольно жестких заявлений от американских и европейских союзников Украины.

Пока что они в основном подчеркивают абсолютную нелегитимность любых историй с «референдумами» – в чем украинцев, в принципе, убеждать и так не нужно. Стоит надеяться, что на следующей неделе, когда, наверное, и состоится формальный акт аннексии украинских территорий, западная реакция будет подкреплена и соответствующими мощными санкциями.

Плохая новость для Кремля состоит и в том, что дальнейшее повышение ставок и ядерные угрозы могут вызвать холодную реакцию оставшихся у РФ условных «партнеров», вроде Индии и Китая, которые сами владеют ядерным оружием. Дальнейшая глобализация российско-украинского противостояния, особенно его переход на ядерный уровень, им явно не нужна, и поддерживать Москву любой ценой они точно не будут.

Сейчас Россия все глубже тонет в болоте, куда сама себя затащила – и любые действия, особенно такие резкие, как аннексия, мобилизация и ядерный блеф, только ухудшают ее положение.

Популярное сейчас:
• В Украине уменьшат налоговую нагрузку при продаже новой недвижимости
• Мобилизация в РФ не будет оказывать существенного влияния на ход войны в Украине — ISW
• Под видом правоохранителей грабили горожан: в Харькове накрыли банду "полицейских"
• Сына Пескова попытались мобилизовать, и вот что услышали в "военкомате"

Источник: www.vesti-ua.net

No votes yet.
Please wait...

О INFBusiness

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*